pravo-by

Вадим Ипатов о новеллах уголовного законодательства: обсуждаем Закон «Об изменении кодексов по вопросам уголовной ответственности»

Закон Республики Беларусь «Об изменении кодексов по вопросам уголовной ответственности» официально опубликован на Национальном правовом Интернет-портале 13 января 2021 г., часть его норм вступает в силу 1 марта.

В Законе реализуются поручения Главы государства по вопросам ответственности в экономической сфере, противодействия коррупции, повышения качества работы правоохранительных органов. Ряд положений направлен на либерализацию уголовного законодательства. Подробнее об основных нововведениях Pravo.by рассказывает директор Национального центра законодательства и правовых исследований Вадим Ипатов.

1fb037f831358c330a6428b92cb89551

– Вадим Дмитриевич, национальное уголовное законодательство довольно часто подвергается корректировке. Расскажите, пожалуйста, чем вызваны изменения 2020 года?

– Изменения в любой правовой акт вносятся исходя из требований жизни общества, государства и даже отдельного человека. Закон «Об изменении кодексов по вопросам уголовной ответственности» отражает последовательную государственную политику, направленную на либерализацию уголовной ответственности. Его принятие направлено на обеспечение соразмерности уголовно-правового воздействия содеянному, оптимизацию уголовного процесса, а также корректировку положений уголовного законодательства с учетом развития современных информационных технологий. При этом в Законе реализован ряд поручений Главы государства по вопросам ответственности в экономической сфере, противодействия коррупции, безопасности дорожного движения, применения специальной конфискации, использования института поручительства при помиловании осужденных лиц, улучшения качества работы правоохранительных органов.

– Одна из задач введения в действие обновленных норм – обеспечение либерализации уголовного законодательства. Скажите, за что исключается уголовная ответственность и не приведет ли это к недостаточной оценке некоторых преступлений?

– Еще раз подчеркну, что либерализация уголовной ответственности это не что-то новое, а последовательная государственная политика. В последние годы в уголовный закон внесено достаточно много изменений такой направленности. К примеру, за прошедшее пятилетие разрешены наиболее чувствительные для бизнеса вопросы в сфере ответственности за экономические преступления. Исключена уголовная ответственность за ряд деяний, не связанных с причинением реального ущерба. Пересмотрены в сторону снижения размеры наказаний. Расширена сфера применения штрафа в качестве альтернативы наказаниям, связанным с изоляцией от общества. Увеличен размер ущерба, причинение которого влечет уголовную ответственность. Исключено наказание в виде конфискации имущества. И это далеко не полный перечень реализованных мер либерализационного характера. Новый Закон также продолжает развитие уголовного законодательства в этом направлении.

Важно отметить, что при подготовке любого законопроекта осуществляется прогнозирование последствий его принятия, оцениваются возможные риски тех или иных законодательных решений.

Разработчиками нового Закона был проведен всесторонний анализ правоприменительной практики, позволивший выявить противоправные деяния, исключение которых из Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК) не повлечет осложнения криминогенной обстановки.

Например, из УК исключено 7 составов, предусматривающих уголовную ответственность при повторности правонарушения в течение года после наложения административного взыскания за такое же деяние. К ним, в частности, отнесены: обман потребителей (ст. 257); нарушение правил охраны недр (ч. 1 ст. 271); нарушение правил радиационного контроля (ст. 326); незаконное пользование эмблемой Красного Креста, Красного Полумесяца, Красного Кристалла (ст. 385); самовольное занятие земельного участка (ст. 386). Защита интересов общества от таких правонарушений будет обеспечена в рамках административной ответственности.

Также исключена уголовная ответственность за оскорбление. В этом случае законодатель пришел к выводу, что меры уголовной ответственности излишне суровы, а для эффективной защиты личности вполне достаточно механизмов, предлагаемых гражданским и административно-деликтным правом.

В рамках декриминализации деяний, не причиняющих существенного вреда, несколько составов трансформируются из формальных в материальные. Так, уголовная ответственность за незаконный выпуск ценных бумаг (ст. 226) наступит только при наличии особо крупного размера ущерба, за ложное банкротство (ст. 238) – при крупном размере ущерба.

Три состава – уклонение от погашения кредиторской задолженности (ст. 242), принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 246), нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта (ч. 1 ст. 321) – переводятся в дела частно-публичного обвинения. Такие дела будут возбуждаться по требованию потерпевшего.

– Часто встречается информация, что за «лайк» в социальной сети человек получил наказание по уголовной статье. Коснулись ли изменения указанных норм?

– Конечно, есть такие прецеденты, в частности, это касается ответственности за отдельные деяния в сфере оборота порнографических материалов (ст. 343). Иногда лицо путем одной манипуляции, когда, например, ставит «лайк», размещает на своей странице в социальной сети материалы порнографического содержания, предоставляя тем самым возможность иным лицам их просмотреть и скопировать. Это квалифицируется как распространение таких материалов. Разработчики Закона с учетом практики применения ст. 343 УК и общественного мнения пришли к выводу, что в таких случаях уголовное наказание чрезмерно. Для разрешения этой проблемы предложена следующая формула: уголовная ответственность за распространение порнографии при вышеуказанных обстоятельствах будет наступать только при повторном совершении такого деяния в течение года после привлечения к административной ответственности.

Но подчеркиваю, что сразу преступными будут признаваться целенаправленные деяния либо имеющие корыстный характер. К примеру, изготовление порнографии с целью распространения или рекламирования, публичная демонстрация либо демонстрация несовершеннолетнему таких материалов.

 Уже не один год на государственном уровне ведется обсуждение ужесточения наказания за преступления, совершенные в состоянии опьянения. Нашли ли отражение данные вопросы в новом Законе?

– В связи со значительным числом преступлений, совершаемых нетрезвыми водителями, ответственность за такие преступления действительно ужесточается. Так, с 5 до 8 лет увеличивается максимальный срок, на который можно лишиться водительских прав за управление автомобилем в состоянии опьянения, в том числе повлекшее смерть человека либо тяжкое телесное повреждение (ст. 51 УК). Кроме того, увеличивается срок лишения свободы за управление маломерным судном (ч. 4 ст. 316 УК) или автомобилем (ч. 4 ст. 317 УК) в состоянии опьянения, повлекшее смерть либо тяжкое телесное повреждение. Сейчас такой срок составляет до 7 лет без нижнего предела, по новому Закону – от 3 до 8 лет.

– А какие новации согласно Закону вводятся в уголовный процесс?

– Актуальным направлением совершенствования уголовного процесса является оптимизация мер пресечения. В данном направлении решен ряд вопросов, связанных с развитием мер, альтернативных заключению под стражу. В частности, вводится абсолютно новая для национального законодательства мера пресечения – запрет определенных действий, которая позволит ограничить права и свободы обвиняемого, например, в общении, использовании средств связи. Но при этом акцентирую внимание, что такая мера не будет связана с изоляцией осужденного от общества. Данное нововведение позволит более рационально подойти к вопросу об избрании меры пресечения, достаточной и необходимой для обеспечения надлежащего поведения обвиняемого.

Важное дополнение вносится в ст. 126 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – УПК), которая регулирует применение самой жесткой меры пресечения – заключение под стражу. Здесь вводится правило о том, что заключение под стражу может быть назначено при условии, что «цели уголовного преследования не могут быть достигнуты применением более мягкой меры пресечения». Это дополнение направлено на сокращение количества случаев применения данной меры пресечения и подчеркивает ее исключительный характер.

В новой редакции излагается ст. 124 УПК, регулирующая вопросы применения такой меры пресечения, как залог. При этом устанавливаются минимальные пороги размера залога в зависимости от категории преступления.

– В начале нашего разговора Вы отметили, что принятие Закона также направлено на приведение положений уголовного и уголовно-процессуального законодательства в соответствие с уровнем развития информационных технологий. Прокомментируйте, пожалуйста, изменения в этой сфере.

– В целях максимального использования безбумажных технологий для фиксации следственных действий в УПК закрепляются порядок и форма получения звуко- и видеозаписей как самостоятельных источников доказательств. Также УПК дополняется нормами о составлении протокола допроса в «краткой» форме, то есть в объеме, имеющем значение для правильного разрешения дела (корректировка статей 88, 218, 219 УПК).

Такой подход позволяет сэкономить время и материальные ресурсы при закреплении доказательств, расширяет возможности по объективному отражению обстановки производства следственного действия, а также сводит к минимуму случаи некомпетентности в восприятии показаний участников уголовного процесса.

С учетом смещения преступности в киберпространство появилась неoбходимость в изъятии, аресте и сохранении виртуальных финансовых инструментов в рамках уголовного дела. Проект решает важный прикладной вопрос о правовой регламентации таких действий, например, в части ареста и обеспечения сохранности криптовалюты (ст. 132 УПК). Такая мера позволит своевременно обеспечить защиту прав и интересов потерпевших.

– Пожалуйста, резюмируйте итоги поправок, внесенных в уголовное законодательство.

– Внесенные изменения, на мой взгляд, демонстрируют гибкость и восприимчивость правового регулирования к международным правовым стандартам, социально-экономическим трансформациям и научно-техническим достижениям. Эти корректировки расширяют правовую базу для:

  • обеспечения соразмерности уголовно-правового воздействия содеянному;
  • снижения количества лиц, осужденных за совершение относительно незначительных общественно-опасных деяний;
  • смягчения ответственности за деяния, не связанные с причинением существенного вреда;
  • оптимизации применения мер пресечения в ходе предварительного следствия;
  • более широкого использования в уголовном судопроизводстве современных информационных технологий.

– Спасибо за содержательную беседу!

Источник pravo.by